Жизнь 2

Непокорный

Внизу было холодно, темно и сыро. Это совсем не огорчило меня, но вот сырость я не любил. Мерзко. Камера малюсенькая, без окон, с массивной дверью, соломой на полу и отхожим местом в углу. С потолка постоянно что-то капало, а один угол облюбовала плесень. Все освещение — узкая полоска света из коридора под дверью.

Зато я обзавелся новыми друзьями — крысами. Замечательные существа. Умные, хитрые и чрезвычайно забавные. За остатки моей еды они позволяли себя гладить.

Кормить меня стали хуже, но это было сущим пустяком, ибо в подземелье я понял, что обладаю очень острым слухом, отменным зрением и превосходным обонянием. А еще Жизнь 2 появилось время обдумать сложившуюся ситуацию, расставить все по полочкам, так сказать, чем я и занимался в течение следующего месяца. Меня не беспокоили. Всегда бы так...

Тогда-то я и придумал себе имя — Ши. Литаэль называл меня вещью, Матильда — мальчик, или малыш, охрана — выродок и тварь. Некоторые слуги — бедняжка, а я для себя буду — Ши. От слова Шиповник, Матильда однажды принесла мне ветку с белоснежными цветами, а потом дала попробовать и чай.

Так, что-то я отвлекся.

В темнице я прожил еще девять лет. Меня продолжали кормить, поить, одевать и даже позволяли раз в месяц помыться. Но я продолжал сопротивляться каждый раз Жизнь 2, когда меня вели в лабораторию.

Теперь охране разрешалось бить меня, и они никогда не упускали такой возможности. Оказалось, что кожаной перчаткой запросто можно разбить лицо, а кованые сапоги ломали ребра с одного удара. Эльфы из охраны наслаждались, избивая никчемную вещь. Такой злобы и ненависти я не ощущал даже во время экспериментов, когда лежал на столе, привязанный, распятый, без надежды на снисхождение. Тогда-то я и понял, насколько мерзопакостными и бездушными могут быть самые красивые создания на земле.

Факт.

Ужасные на вид существа, иногда подобны богам в своей доброте.

В богов я не верил, а верил я Жизнь 2 Зику - обожженному полукровке эльфу и бывшему солдату, что был моим тюремщиком. Он носил мне еду, разговаривал со мной, отпускал скабрезные шуточки и давал одеяло в суровые зимы. Еще любил трепаться о своем военном прошлом, вспоминал битвы, попойки, женщин. Мог часами рассказывать мне об оружии.

Зик был ужасающе страшен — магический ожог покрывал половину его тела и лица, в правой глазнице, закрытой повязкой, - пустота. Над лысым черепом торчали его длинные эльфийские уши, тонкие губы кривились в циничной усмешке, а единственный глаз всегда горел темным красным огнем. От смешения темной и светлой крови, его кожа имела густой коричневый оттенок.

Жуткий хамоватый тип Жизнь 2, который, однако, заменил мне и собеседника, и отца, и учителя на целых девять лет.

Когда я спросил, почему его ожоги не заживают, ведь у эльфов самоисцеление в порядке вещей, он расхохотался каркающим смехом, показав внушительные клыки и идеальные белые зубы:

— На мне проклятие, Ши. Мамаша, родив меня, прокляла мою темную кровь. Вот и получилось, что я излечился на половину, а дальше — никак.

— А можно снять проклятие? — меня действительно интересовал этот вопрос.

— Можно, только для этого надо быть сильнейшим магом уровня магистра, малыш. Такие волшебники обычно не занимаются лечением старых солдат, — ответил Зик и, бренча ключами, потопал в свою каморку.



А Жизнь 2 я впервые подумал о том, что даже близкие родственники бывают жестоки друг к другу.

В целом, жизнь у меня была веселая, да и сейчас не жалуюсь. Все девять лет, что я провел с Зиком, пошли мне на пользу. Он научил меня играть в карты, материться и курить травку, ту самую, которая — ши. К сожалению, дурман на меня не подействовал и обещанного кайфа я не получил, но было познавательно. Да...

В общем, сидел я в своем подземелье, пауков пересчитывал, да с крысами разговаривал. В ненавистную мне лабораторию таскали теперь меньше. Сначала не задумывался, с чего такие перемены, но краем уха Жизнь 2 услышал, что приехал с проверкой высокопоставленный эльф. Дескать, до столицы слухи дошли о здешних магах, творящих не совсем подобающие для светлых вещи. Уж кто там донес эльфийским властям о творящихся во владениях Литаэля бесчинствах, не знаю, но после этого меня месяц из камеры не дергали, а я и рад был. Мы с Зиком сутки напролет в карты резались, через дверь. Он мухлевал по-страшному, но я все равно умудрялся выигрывать. За выигрыши, меня на помывку водили не раз в месяц, а каждую неделю. Вот это было блаженство, ощущать себя чистым! Просто сказка!

Бежать я не пытался, не хотел подводить друга Жизнь 2, он, конечно, еще тот пройдоха, но сердце у него доброе, а предателем становиться не хотелось. И так вокруг было полно всякой мерзости.

Пока наслаждался водными процедурами, проверяющий из столицы уехал из нашего захолустья, а Литаэль заявился ко мне и бросил под ноги бумажку с гербовой печатью. Судя по вензелю, бумага принадлежала канцелярии одного из принцев правящей династии.

— Возрадуйся, вещь! Ты был признан редкой зверушкой и приравнен к редким животным. Высочайшим повелением тебя надлежит охранять и предоставить проживание в резервации. Специально для этого выделена территория, включающая в себя замок Моринокио и прилегающие к нему окрестности. С этого дня Жизнь 2 ты будешь жить там, на самой окраине земель светлых эльфов. Сбежать не сможешь, на тебя оденут магический ошейник, чтобы не смог выйти за границы отведенной тебе территории, — маг злорадно ухмыльнулся и, присев на корточки, взял меня за подбородок тонкими, жесткими пальцами. — Места на пробежку по лесу тебе хватит, зверушка. Но помни, магическая защита не даст тебе уйти далеко. Твоя способность не сработает, так как сама земля тебя не отпустит, пока ошейник будет на твоей шее. Будешь жить в полном одиночестве! Еду и одежду станут привозить раз в год! Можешь ликовать! Ты же хотел выбраться из башни? Твоя мечта сбылась.

— Благодарю Жизнь 2, — произнес я спокойно, пряча документ за пазуху. Теперь хотя бы зверушка, а не вещь. Прогресс, однако.

Литаэль отпустил мое лицо, вытер руки о штаны и сказал напоследок:

— Ты все равно бездушная тварь и самое мое большое разочарование. Мой позор! Тебя забудут!

О да! Я хотел больше всего на свете, чтобы обо мне забыли, а еще я жаждал, наконец, вылезти наружу.

Маг хлопнул дверью, через час на меня надели широкий железный ошейник, покрытый вязью магических рун. Немного не по себе стало, страшно. И интересно. Успел попрощаться с Зиком, старый солдат даже всплакнул малость. Я поцеловал его в изъеденную огнем щеку и Жизнь 2 шепнул, что мы еще увидимся. Так говорило мне сердце.

Меня посадили в клетку для перевозки крупных хищников, накрыли сверху плотной попоной и повезли в неизвестном направлении. В полотне мне удалось проделать дырку, и теперь я смотрел на мир через отверстие размером с монету.

Было интересно, один воздух чего стоил, мостовая мелькала внизу, потом проселочная дорога и деревья вокруг. Стояла середина лета и, вдыхая свежий воздух со множеством ароматов, трясясь в клетке, я был в предвкушении неизвестного чуда.

Повозку, в которой меня везли, охраняло четверо эльфийских воинов, те, что долгое время служили охранниками у Литаэля. За моей клеткой тащилась лошаденка с Жизнь 2 телегой, в которой находился весь скарб, предназначенный мне для нового места жительства. Там же была и еда.

Ехали мы недолго, около двух часов. Потом был портал, легкое головокружение и снова два часа тряски по бездорожью. Лес здесь совсем другой - старый и темный, деревья — высокие, толстые исполины, чей ствол не обхватить и руками, да еще разросшийся буйный кустарник вдоль дороги.

Когда мы прибыли к старым каменным развалинам, с моей клетки сдернули полог, и я увидел, куда меня привезли.

Перед моими глазами предстал ветхий, наполовину разрушенный замок, с одной уцелевшей башней, большим двором и высоким колодцем.

Я чуть сознание Жизнь 2 не потерял от обилия цветов вокруг. Лето, солнце, деревья, птицы поют, ветер шумит в могучих кронах. Стоял столбом, обалдев от новых ощущений.

Охрана выгрузила все пожитки прямо на землю. Главный из них произнес заклинание, активируя ошейник, меня пронзила вспышка боли, но это не стоило моего внимания. Я таращился во все стороны и глупо улыбался.

Эльфы вскочили на коней.

— Счастливо оставаться, зверушка! — крикнул мне самый молодой из них и пришпорил скакуна. Вся группа вместе с телегой исчезла за поворотом.

Я рассмеялся впервые в своей жизни радостно. Что-то пело внутри, ветер ласкал лицо, а над моей головой простиралось ослепительное, бескрайнее Жизнь 2, голубое небо, и ноги в стареньких сапогах утопали в изумрудной траве. У меня появился дом! Свой собственный, без надсмотрщиков! И пусть на шее ошейник, но одно я знал наверняка: больше не будет ненавистных экспериментов.

Я снова раскрыл документ, отданный мне, и перечитал, наверное, уже в сотый раз. «Податель сего является редчайшим экземпляром, созданным магическим путем, которому подлежит проживать в специально отведенном месте на земле Моринокио. В дальнейшем, магу Литаэлю вменяется в обязанность заботиться о пропитании и обеспечении всем необходимым данного экземпляра. Сим удостоверяем, что создание причислено к редким зверям — фамильярам , но в силу определенных обстоятельств, не может использоваться Жизнь 2 по назначению. Уничтожение его не считается целесообразным. Империя заботится о своих детях, какими бы они не были». Дальше витиеватая подпись с печатью одного из принца светлых, кажется, пятого по счету — Солнцеликого.

Благодарю тебя, принц, живи долго и счастливо. В этот момент я был очень ему признателен, хотя и не имел чести знать лично.

Так началась моя самостоятельная жизнь.


documentajjalph.html
documentajjaszp.html
documentajjbajx.html
documentajjbhuf.html
documentajjbpen.html
Документ Жизнь 2